13 августа 2022

Хабаровск мой: к 95-летию со дня рождения Матвея Журавлёва, композитора, джазмена: информационная беседа

«Один человек с гитарой против всего мира», так по выражению британского рок-музыканта Эрика Клэптона характеризуется настоящий джазмен. Да, пожалуй, Матвей Журавлев таким и был.

Его нонконформизм* являлся одним из главных стержней его жизни. Другим стержнем была музыка. Рано выбрав ее для себя как главное дело жизни, он всегда сохранял ей верность.

Еще в училище искусств он поражал преподавателей тем, что знал содержание всех учебников наизусть. За что и был награжден шутливо-уважительным прозвищем «профессор». Он обладал чудовищной целеустремленностью и работоспособностью, и не переставал жадно учиться всему, что касалось музыки — с детства и до последних дней.

М.П. Журавлёв играет на любимом домра-басе

Изучение музыкальной теории и композиции вылилось в создание его собственной системы обучения музыке. Матвей сделал попытку обобщить и до предела сжать всю теорию до размеров небольшой таблицы. Эта система была его попыткой противопоставить что-то традиционной системе обучения. Насколько она удалась, судить специалистам. Но в целом все это хорошо отражает натуру Матвея Журавлева. Он и любая система всегда находились на разных полюсах.

М.П. Журавлёв и его гитара.

Активный, деятельный, он всегда находил себе музыкальное применение: руководил, был солистом и участником множества коллективов, объездил всю страну, создал множество песен, вариаций, мелодий. Одних только песен о Хабаровске у него насчитывается около 300.

На выступлении. М.П. Журавлев – справа.

Он любил выделиться из толпы: чего стоит одна только ковбойская шляпа, которая, в сочетании с бородой, очками и неизменной гитарой, создавала неповторимый образ. И все же окружающим людям он запоминался, прежде всего, не внешностью. Его «поперечный» характер, нелегкий нрав, максимализм и убийственная прямота были настоящей притчей во языцех. Прямолинейный, резкий и категоричный, Матвей никогда не стеснялся говорить человеку в лицо все, что он о нем думает.

«Матвей никому не позволял спокойно жить», — вспоминает Игорь Толщин, его ученик, — «Многие его просто ненавидели, и я в том числе. Но, с другой стороны, он ломал человека в его же интересах. Заставлял вспоминать, что у тебя есть цель, сверхзадача, и надо к ней идти, а не мириться со своим положением, не превращаться в посредственность. Он пинками заставлял человека добиваться результата. Ведь многие талантливые люди часто не могут сдвинуться с места: я не смогу, у меня не получится, нет денег, времени, сил, я устал. А Матвей не принимал никаких оправданий».

Но, требуя от других, он и с себя спрашивал по максимуму. Мог заниматься буквально днями и ночами. Днем обучать игре на инструментах, а ночью писать для учеников упражнения, импровизации, сочинять произведения, составлять программы. И так без остановки в течение многих лет. Бешеный график работы рано или поздно должен был отразиться на здоровье. Но и в борьбе с немощью всегда приходила на выручку железная воля Матвея.

«Когда у него случился инсульт и паралич, он пролежал у нас дома почти месяц, — рассказывает Игорь Толщин, — он не мог ни говорить, ни ходить. Но у него была такая сила воли, что он всё-таки встал и с нуля полностью восстановил речь и движения, способность писать. И, кстати, выработал каллиграфический подчерк».

Матвей Журавлев был, по сути, явлением уже сам по себе. Он постоянно экспериментировал со стилями, ритмами, звучанием, совмещал совершенно несовместимые, на первый взгляд, вещи. Рок-н-ролл на балалайках? Легко! И такое хулиганство — во всем. До последних дней в «седобородом старце» проглядывало озорное, мальчишеское начало. Он охотно исполнял песни, играл, музицировал. И, хотя ни идеальным голосом, ни безупречным академическим исполнением не обладал, умел заставить людей слушать себя, «загораться», плакать и смеяться.

Джаз на крыше. Г. Владивосток

В 90-е годы, в последние лет 5 своей жизни, дед Матвей принимал участие в создании «Беби-джаза», детской джазовой школы, которая работала по его методике, и за время своего существования успела обрести известность не только в Хабаровске, но и в других городах и странах. И здесь Матвей шел против течения: учеников учили в первую очередь тому, что не дают в обычных музыкальных школах: любви к музыке и радости музыкального творчества. Ведь самая могучая мотивация к изучению предмета и всех технических тонкостей — в любви к своему делу. В стенах джазовой школы ученики получали пожизненную «прививку» от попсы и плохой музыки.

Дед Матвей и «Беби-джаз».

Рассказывает Анна Халина, г. Хабаровск (ученица Матвея Журавлева, участник «Беби-джаза»):

Дед Матвей меня всегда восхищал и удивлял своим активным долголетием, невероятной энергией и работоспособностью, любовью и преданностью делу, которым занимался. Наверное, самое главное, чему я у него научилась, это смелости быть самой собой. На каждом занятии он показывал, на что я способна. И заражал своим личным примером. К нам, ученикам, он относился как к равным, без снисхождения, строго, требовательно, но всегда с любовью. До сих пор вспоминаю его голос, широкую, открытую улыбку и его удивительное качество: при всей серьезности оставаться ребенком, искренним и шкодным. «Беби-Джаз» открыл мне мир без границ и до сих пор остается для меня синонимом радости и свободы.

Рассказывает Ксения Живаева, г. Москва:

Мы с сестрой познакомились с дедом Матвеем, когда были подростками. Он не просто преподавал нам музыку, он учил нас жить, передавал нам свой жизненный опыт. За время учебы в обычной музыкальной школе в нас практически полностью истребили желание заниматься музыкой и любовь к ней. И только благодаря Матвею Павловичу мы снова к музыке вернулись. Он открыл в нас талант и научил идти с ним по жизни. Благодаря ему, мы освоили новые инструменты, научились владеть голосом и не бояться творческих экспериментов. Он не просто научил нас петь и играть, он научил нас быть не такими, как все. Мы не бросили музыку, в настоящее время работаем в Московском государственном академическом симфоническом оркестре под управлением Павла Когана. И во многом это заслуга Матвея Павловича.

М.П. Журавлёв на пл. Ленина.

Последние годы жизни, возможно, были для деда Матвея самыми тяжелыми в его и без того не слишком благополучной в бытовом плане жизни. Отсутствие денег и жилья, проблемы со здоровьем (он был болен диабетом, да и последствия двух инфарктов и инсульта, безусловно, давали о себе знать). Нашлись добрые люди, которые дали ему ключ от комнаты в общаге, где он и жил и работал, насколько хватало сил.

Он умер в декабре 1999 года в одной из хабаровских больниц: не смог перенести операцию на поджелудочной железе.

Имя да песня — все, что осталось.

Авторы песни «Вдоль амура белым парусом» М.П. Журавлев и А. Федотов

После смерти Матвей Журавлев так и не получил никакого официального признания. Но, с другой стороны, что такое официальное признание для человека с судьбой настоящего блюзмена? Гораздо важнее то, что спустя почти 15 лет всё ещё вспоминают его. И не только его коллеги-музыканты, но и простые хабаровчане, с музыкой никак не связанные.

«Знал я дедушку. Помню, на рок-фесте в Политене он вышел на сцену. И после первых аккордов зал заплакал. А пел-то он без микрофона. Царство ему небесное», — подобные отзывы пишут на хабаровских форумах до сих пор.

И плакал зал, кстати, от того, что огонь, который горел у него в душе и который он нес в своей музыке, не мог никого оставить равнодушным.

КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ

Матвей Павлович Журавлев (1927-1999). Хабаровский музыкант, бард, джазмен, композитор.

Родился в августе 1927 года в селе Чистовка Тюменской области, младший из 11 братьев.

1932 г. отца ссылают в Магадан, остальную семью переводят в Троицкий леспромхоз на лесозаготовки.

1935 г. – переезд в Хабаровск.

1946 г. –  поступает в Хабаровское училище искусств.

1949 г. — создает при училище ансамбль народных инструментов.

В разные годы работал в Домах культуры при заводах, в оркестре кинотеатра, солистом ансамбля КДВО, гастролировал по БАМу с ансамблем балалаечников, работал в доме офицеров музыкантом по классу домры и балалайки, руководил оркестром народных инструментов в филармонии Владивостока.

Четырежды лауреат Всесоюзного конкурса исполнителей на народных инструментах.

1968 г. — написал музыку «Вдоль Амура белым парусом» на слова А. Федотова.

1994-1998 гг. — преподавал в «Беби-джазе».

Умер в декабре 1999 г. от диабета.

По материалам:

https://habarnew.livejournal.com/113151.html

Климина, А. История настоящего блюзмена / А. Климина // Словесница Искусств. — 2018. — № 1 (41). — С. 71–74.

*Нонконформизм — это стремление придерживаться и отстаивать нормы, мнения, ценности, социальные установки и поведение, которые резко противоречат тем, что господствуют в данном обществе или группе. Он может выражаться в инакомыслии и непринятии «стадного мнения».